Как находят клады – 5

Проект о том, как находят клады в северных предместьях Санкт-Петербурга, уже близится к завершению. Что же случится дальше с Эклундом и Бекманом? Об этом мы узнаем в статье, а метод исторической реконструкции возможных событий вплотную приблизит нас к разгадке тайны генерала Абрахама Крониорта.

Как находят клады

Нильс Бекман и Бьорн Эклунд

Вначале они не очень-то и поразились увиденным: тусклая масса металлических кругляков! Но в следующее мгновение, когда дрожащие пальцы Нильса Бекмана, погрузившись в эту массу, ощутили прохладу золота, и он, взяв в пригоршни золотые монеты, поднёс их к глазам, а затем вновь высыпал содержимое в сундук, – им овладело вдруг такое чувство, какого он в жизни ещё никогда не испытывал! Он засмеялся как ребёнок, упиваясь столь огромным богатством, вновь и вновь пересыпая монеты и наслаждаясь их завораживающим звоном; он снова и снова рассматривал их в тусклом свете, вертел в руках, а затем опять бросал в сундук, он…

– Не теряйте времени, друзья, – московиты вот-вот здесь будут! Берите золото, эту клячу и мотаем отсюда! – выпалил подбежавший с лошадью под уздцы адъютант и стал деловито, словно это было и не золото вовсе, а горох, пересыпать монеты в парусиновые мешки, лежавшие тут же, на дне повозки. – Давайте же! – рявкнул он находившимся ещё под действием колдовских чар «презренного» металла солдатам, – помогу вам переправиться через реку, а там… а потом доложить мне, где закопали. Воротимся за ним после, – морем.

Дружба канонира-комендора Бекмана и фузелёра Бьорна Эклунда зародилась давно и была скреплена если не кровью, то пóтом и тяготами военной жизни: уже не раз доводилось им выручать друг друга, вытаскивая из-под огня или из воды! Вот и сейчас свела их судьба! На счастье свела или… – кто знает?! Друзья пересыпали монеты поровну в два парусиновых мешка и, прочно их завязав, перевели дух. Затем процессия быстро направилась к реке.

– А надо ли нам через реку переправляться-то, к московитам? – задал вопрос адъютанту сметливый Эклунд, – Не лучше ли вдоль реки, по этому берегу… и до моря? Там, на мысу, дубовая роща… – Совет пришёлся адъютанту по вкусу. – Дело говоришь… вон, и отряд наш по дороге… – вдали показались синие мундиры отступавших шведов, – я обязан быть при генерале, а вы… – по выполнении задания приметить место и мне доложить! Всё! Порукою – ваша честь! – бросил он сурово и побежал навстречу отступавшим. А бой тем временем разгорелся с новой силой: звуки выстрелов раздавались совсем близко, и надо было спешить.

Друзья, подгоняя прутком лошадь, быстро двинулись на запад, к морю. Добравшись до рощи и передохнув немного, путники двинулись по чуть заметной тропинке. Трёхпудовые мешки давали о себе знать, – лошадь шла медленно, то и дело останавливаясь; и приходилось подталкивать повозку. – Приказа генерала никто не отменял…

– Нильс… дружище, – Бьорн, оглянувшись по сторонам, негромко окликнул товарища, который плёлся, ведя лошадь под уздцы, чуть позади, – а не кажется ли тебе… – он снова замолк, прислушиваясь к звукам ружейной пальбы, что доносились с излучины реки, – не кажется ли, что нас могли запросто укокошить? – Тут Эклунд пытливо, из-под бровей, взглянул на Бекмана. Тот, остановившись, поправил поклажу.

– В два счёта! – выпалил он, – … считай, что повезло. Но в следующую секунду, видимо поняв намёк, уже медленно и как-то нерешительно, добавил: – А ведь ты прав… и никто не узнал бы, где мы… а золото – московитам досталось… – и тоже огляделся.

Знаешь, Нильс, я всегда уважал тебя за сообразительность! Ну что, – решено?

– Решено! – ответил Нильс Бекман, и приятели негромко захихикали.

Отойдя уже порядочно, – звуки боя стали заметно глуше, скрадываемые расстоянием, – дезертиры (а именно так их теперь и следовало величать!) снова остановились передохнуть, а заодно и наметить план дальнейших действий. Камзол Эклунда был разодран в нескольких местах, да и Нильс не мог похвастаться исправной выправкой, но утреннее солнце, уже припекавшее по-настоящему, вселяло уверенность и повышало настроение. Вот только чувство голода… – оно тоже давало о себе знать, и всё настойчивее.

План был прост: раздобыть где-нибудь ещё одну лошадь, запасясь провиантом и обогнув лесными тропами редкие селения, что могли бы встретиться на пути, хоронясь русских разъездов да и вообще, любых встречных, ночами пробираться в Выборг, – под родной кров, к тёплому очагу! А там… – прости-прощай, военная служба! Но судьбе угодно было распорядиться по-другому…

Уже в полдень, – большие карманные часы Нильса каким-то чудом ещё сохранили привычку показывать время, – приятели дотащились до маленького старого рыбачьего посёлка на берегу залива.

Перестрелка, утихшая было, вновь разгорелась, и звуки её стали слышны отчётливее – по всему было ясно, что велась она теперь севернее Систербэка. Это обстоятельство, подкреплённое всё возрастающим чувством голода, заставило приятелей ускорить шаг. Однако Бьорн и Нильс решили, всё-таки, не рисковать: они надёжно спрятали повозку с поклажей в ивняке и со всеми мерами предосторожности, заключавшимися в поминутном оглядывании местности, направились – Нильс верхом, а Бьорн пешим, – к крайней хижине. Им надо было хоть чем-то унять голод, уже становившийся невыносимым, да и в дорогу запастись.

Из оружия был у них всего тесак и ружьё: мушкет и другое ружьё остались в повозке, спрятанной в ивняке… Ну а в качестве платы за услуги прихватили несколько золотых…

Как находят клады

Староста рыбацкой артели

Чухонцы и финны, уж двести лет как ютившиеся в этих болотистых местах, жили дружно и с русскими ладили, – надолго те, видать, обосновались: вона Питер, царь ихний… город учудил строить поблизости, да и шведы их не шибко донимали (что с голытьбы взять-то!).

Селеньице было невелико, – всего дюжины полторы дворов! У берега на приколе стояли баркасы, покачиваясь в такт набегавшей волне; да чайки оглашали окрестности ещё не огрубевшими криками… Со стороны посёлок выглядел опустевшим: никого на дороге, ни единой души в огородах… – ни даже лая собак! Приятели, изо всех сил стараясь походить на случайных путников, сбившихся с дороги, подошли к ближайшей избе. На стук в дверь никто долго не отпирал. Даже шагов в доме было не слышно.

– Неужто московиты выгнали всех? – Нильс вопросительно глянул на товарища. Бьорн, не ответив, приготовился было взломать дверь тесаком, как вдруг, в окне, что у двери, мелькнула чья-то тень (окно было махонькое, заделанное толстой промасленной бумагой), и вскоре послышался звук отодвигаемой щеколды. На пороге показался крепкий седой старик лет семидесяти, с рыжеватыми баками, жиденькой бородёнкой и хитрющими цепкими глазёнками. Новый, не успевший ещё выцвести кафтан его, выдавал человека небедного, если не зажиточного даже.

Оглядев гостей и признав по их платью людей военных, он сразу же заговорил с ними на шведском, довольно, правда, ломаном. А, вслушавшись в звуки далёкой ружейной пальбы, похоже, всё понял без лишних слов.

Старик, представившись путникам старостой рыбацкой артели и взглянув на тесак, висевший у одного из них на поясе, и ружьё в руках другого, лишних вопросов решил не задавать. Он, впустив путников в дом, усадил их за колченогий стол из кое-как пригнанных досок, выставил небольшой глиняный горшок с пареной репой, пролепетав при этом, что живёт чем бог пошлёт… краюху ржаного хлеба, железную миску с варёной свининой, деревянную лохань с мелко наструганной свежей капустой, приправленной сметаной, да горшочек молока с глиняными кружками. Присел к столу и сам…

Затем, словно спохватившись, хозяин отлучился в огород, в погреб, вызвав некоторое замешательство гостей, – Бьорн тут же встал за дверь, схватившись за тесак! – но вскоре он вернулся оттуда с громадной бутылью самодельного вина из красной смороды, кусты которой занимали чуть ли не полсада. Гости при этом хором выразили своё удовлетворение, а Нильс хлопнул даже хозяина по плечу в знак одобрения его поступка.

Ели молча. Затем выпили за здоровье короля Карла и закусили варёным мясом с хлебом. Когда с едой было покончено, Нильс, опять же не произнося ни слова, бросил на стол золотую монету… Старик, взяв её и повертев в пальцах, отодвинул от себя: не надо, мол, – много это. Тогда второй из гостей встал из-за стола, неловко опрокинув при этом самодельную скамейку из горбыля и, направившись в сени, вернулся оттуда со старой ржавой лопатой (её он приметил сразу же как вошли), – и снова подвинул монету хозяину. Тот, улыбаясь, закивал головой и взял деньги. К общей выгоде сторон торг, таким образом, состоялся.

А вот с лошадьми не повезло: в посёлке лошадей ни у кого не было. Одна-единственная кляча, на которой пахали по весне, да за дровами в лес ездили, на днях околела. И теперь старосте придётся у московитов коня покупать. При этом он сделал такую скорбную мину, что путникам и в голову не пришло усомниться в правдивости старика. Нильс и Бьорн переглянулись: такого поворота событий они не ждали! – Теперь им придётся пересмотреть все свои планы. – Да! Порою судьбы людские зависят от, казалось бы, самой незначительной мелочи!

Друзья, так же крадучись и приняв все меры предосторожности, воротились к своей повозке. Всё было на месте, в целости и сохранности. Посовещавшись, путники решили, что без другой лошади нечего и думать тащить золото на какое-то порядочное расстояние, не вызывая подозрений. А это значило, что поклажу необходимо сначала где-то спрятать, а потом, раздобыв другую лошадь, вернуться за ней. – Вот так и порешили… а порешив, двинулись в путь.

Теперь дело пошло веселее, – даже холщовая сумка с бутылью вина и целый каравай ржаного хлеба, которыми гостеприимный хозяин снабдил путников, не утяжелила поклажи, – и приятели, приободрённые, двинулись дальше, огибая лесом посёлок, чтобы не попасть ненароком кому на глаза.

Затем, по лесной дороге, ведущей через дубовую рощу, стоявшую на самом берегу залива, они вышли на более открытое пространство, – мелколесье теперь чередовалось с небольшими полями, – но эти места были ещё довольно близки к дельте Сестры и не подходили для тайника.

Привыкнув к однообразию пустынной дороги, да к птичьему многоголосию, которым наполнены здешние леса в начале июля, путники, разомлевшие после хорошей трапезы, сперва не обратили никакого внимания на слабые звуки, похожие скорее на писк синицы, время от времени доносившиеся до них сзади. – Но вдруг…

Шедший чуть позади Нильс вдруг остановился и, оглянувшись, прислушался. Ему показалось, что слабый ветерок, заблудившийся меж дубов, донёс обрывки чьей-то речи… – Эй, Бьорн! – позвал он вполголоса товарища, – Ты сейчас ничего не слыхал? – Нет, а что? – отозвался тот и тоже прислушался. – Показалось тебе… не иначе. – И они двинулись дальше.

За поворотом дорога взбиралась на холм, с вершины которого пройденный участок её становился хорошо обозримым. – И вот тут-то…

– Ты погляди только!.. – Нильс дёрнул за рукав товарища, – кто это?

А в это время на дороге, в саженях ста от них, показалась небольшая группа людей, человека четыре… и, судя по разношёрстному их одеянию, – людей не военных. Путники раздумывали недолго: они тут же завернули повозку в сторону от дороги и скрылись за буреломом. Минут через десять мимо них неспешно прошли четверо. У двоих за плечами висели ружья, а двое других были вооружены палашами… и у каждого по пистолету за поясом. Шли не таясь, но разговаривали вполголоса, по-русски. Их вожак, – Бьорн тут же безошибочно определил это по его манерам, – рассказывал, видимо, какую-то забавную историю, потому что время от времени все четверо сдержанно посмеивались.

Вдруг вся компания остановилась, и тот, в ком Эклунд угадал вожака, выбрав место чуть в стороне от дороги, уселся, устроившись поудобнее. Остальные тут же последовали его примеру. Затем один из них достал плетёную бутыль вина из мешка, что нёс за спиной, и, откупорив её и глотнув первым, пустил по кругу.

– Ну, надолго застряли, – шепнул Нильс, – как теперь отсюда выбираться-то будем? – Время покажет. Подождать надо, – таким же шёпотом ответил практичный Бьорн. А незнакомцы тем временем, опорожнив бутылку, расстелили на траве большой кусок холста, и один из них высыпал из мешка груду золотых…

– Гляди… Сейчас делить будут. Разбойники… – вот кто они! – прошептал почти в ухо Нильс Бьорну. – Во влипли-то! Может… – он похлопал по стволу ружья. Эклунд лишь отрицательно покачал головой, – шуметь негоже.

А у разбойников, – ибо, действительно, это были они! – тем временем при дележе добычи возникли кое-какие мелкие проблемы. Один из них, вскочив вдруг, замахнулся палашом, а другой кубарем откатился в сторону, где, прислонённые к дереву стояли ружья, и, схватив одно из них, нацелился на первого. Меж ними возникло, так сказать, небольшое недопонимание. – Третьего дня, ограбив маркитанта, что снабжал гарнизон крепости на Заячьем острове, они надеялись на куда бóльшую «выручку», и вот сейчас…

Нильс и Бьорн, оказавшиеся волею случая свидетелями дележа добычи, и в голову-то не могли взять, что и сами они… – и что им самим предстоит вскоре играть схожие роли! А пока… Пока же приятели затаились за буреломом в ожидании окончания «представления», а дождавшись, – разбойники, разделив, наконец, добычу, быстро удалились, – продолжили путь дальше, по той же дороге.

Уже к вечеру, в четвёртом часу, вышли они к огромной болотистой равнине, по которой протекали две речки, Сестра и Чёрная… За равниной этой, всего в двух часах ходьбы, располагался небольшой посёлок, – условленное место встречи войск в случае неудачи. А перед нею, перед этой заболоченной топкой низиной, – заросшее кое-где вереском довольно широкое поле, со всех сторон окружённое лесом: сосновый лес с запада переходил в смешанный на востоке. По полю вилось несколько тропинок, c юга на север, да пять или шесть невысоких холмов скрашивали этот довольно унылый пейзаж.

О! – Если б знали беглецы, какую роль суждено сыграть этому полю в их судьбах! Знали б если, – за семь вёрст обошли бы!

– Пожалуй, где-то здесь и надо спрятать золотые… – то ли товарищу своему, то ли самому себе промолвил Бьорн. – У леса, думаю, будет что надо! Затем они договорились, что после того как зароют золото, вернутся обратно и попытаются раздобыть ещё одну лошадь, – судя по доносившейся до них ружейной пальбе, их нынче много останется без седоков! – и дальше, бросив неуклюжую повозку, уже верхом… А там… а там путь на Выборг свободен! Вот только под шальную пулю не угодить бы!

Завершение этой истории уже не за горами. Наш проект о том, как находят клады, подходит к концу. О том, что же будет дальше, – в следующей статье. Ну а более полное изложение событий можно отыскать здесь:

https://ridero.ru/books/tainy_peterburgskikh_predmestii_zoloto_kroniorta/

https://ridero.ru/books/mysteries_of_the_st_petersburg_suburbs_kroniorts_gold/

Итак, до встречи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *