Как находят клады – 4

Развязка Проекта о том, как находят клады в северных предместьях Санкт-Петербурга, уже близка. Метод исторической реконструкции возможных событий позволит нам хотя бы приподнять завесу времени и приблизиться к разгадке тайны генерала Абрахама Крониорта.

Как находят клады

Древняя рукопись

А что же дальше? – Как события будут развиваться в дальнейшем? А дальше, – импровизация! Куда сюжет выведет. Наверняка известно лишь одно: он теперь заставит смотреть на себя, – но не с безразличием, как прежде, а с завистью! Теперь он сам будет создавать свою судьбу, своё счастье, а не ждать, когда капризный случай предоставит ему такую возможность!

И, наспех сложив в папку бумаги, разбросанные в беспорядке по столу, он стремительно вышел из Публички. Солнце заливало улицу, предлагая наслаждаться жизнью… и надеяться!

«Ну, что ж, хватит растекаться по древу… – пора за работу», – Владимир, затушив сигарету, встал со скамейки и направился в дом.

Сестрорецк эпохи Петра I тоже не дал никаких результатов. Однако, это не раздосадовало Мякинина: потрёпанный свёрток бумаги, найденный вчера в погребе у Бекмана, – как здорово, что брелок-фонарик всегда с ним! – свёрток этот, небрежно брошенный теперь на краю стола, ждал своего часа. И час пробил.

Владимир не торопился, предвкушая терпкий аромат прикосновения к древности (это чувство он испытал впервые в Королевской библиотеке Стокгольма, когда наткнулся на рапорт Крониорта) и событий не ускорял. Может, потому и начал с ничего не обещавших сведений о петровском Сестрорецке. Зато теперь…

Мякинин, освободив от хлама стол, взял бумажный свёрток и осторожно его развернул… Это были старые газеты, скрученные довольно туго; и потребовалось немало времени и усилий, чтобы развернуть и отделить один от другого ветхие пожелтевшие листы.

Судя по датам, сохранившимся на некоторых листах, газеты (в основном, «Молва» и «Северная почта») относились к девяностым годам XIX столетия. Они пестрели поблекшими снимками деревянных дач, паровозов с пассажирскими вагончиками, дощатых вокзальных строений, какими-то объявлениями и прочей ерундой. И здесь – мимо!

Он свернул этот ворох ненужных бумаг, – «что ж, будет чем печку растапливать», – и понёс на кухню. Резкая мелодия мобильника вывела его из привычного состояния глухой сосредоточенности – «доста-а-ли!» – и мигом погрузила в столь ненавистную им суетность реальности. Владимир, в сердцах выругавшись, бросил свёрток на вязанку поленьев и воротился к столу, где в кипе бумаг дребезжал сотовый.

Его «достал» слушатель сегодняшнего доклада, – откуда только номер взял, стервец?! – и целых полчаса гнусавил про всякую муть: о старых дачах «на снос», о каких-то там рукописях, что ищут уж не один год «чёрные копатели», а, главное, – о золоте Крониорта, будто бы спрятанном где-то, на тех дачах. Последнее из этой гнусни Владимира насторожило. – «Ищут золото… – и они тоже!»

Мякинин вернулся на кухню, чтобы поаккуратнее сложить бумаги, и… – «а это что за хрень такая?» – среди вороха газетных листов, разлетевшихся у печки, он обнаружил несколько листков-ксерокопий, ранее им незамеченных; видимо, они были заложены внутри газетного рулона…

Подобрал, сложил в стопку, – на ксерокопиях, сделанных явно в конце не столь давнего XX века, были отображены древние листы какой-то старинной рукописи, испещрённые мелкой латиницей… «Выходит, сама рукопись, – тут неторопливый бег его вялых мыслей стал переходить на мелкую рысь, – значит, сама рукопись могла быть там же, где-то рядом…».

Владимир вытер испарину, капельками покрывшую лоб, – нет, он туда больше не пойдёт! – и уселся за письменный стол. Не даром же эти «чёрные копатели»… – нет, он туда более ни ногой! Во, куда вляпался! Нет-нет – хватит приключений!

И откуда ж ему было знать, что приключения только начинались!

Усевшись за компьютер, – «а что если… – мысль показалась дельной, – если через он-лайн переводчика прокачать?» – он тут же выбрал нужный сайт и ввёл в окно браузера пару десятков из первых слов рукописи, которые смог разобрать.

Сначала щёлкнул в меню по строчке «английский» – мимо (в «русской» части экрана он-лайн переводчика появилась какая-то несусветная тарабарщина). Перебрал французский, немецкий… – та же картина. Перешёл на финский – кое-что стало напоминать речь младенца, только-только научившегося гундосить первые слова!

На шведском… – он от волнения вскочил и, выбежав на кухню, глотнул холодной воды прямо из носика чайника, – перевод со шведского представлял речь уже не младенца, но мужа! – Да! Рукопись была составлена, конечно же, на шведском!

Подобную эйфорию он испытывал лишь единожды, – тогда, в Королевской библиотеке Стокгольма… – когда отыскал имена тех злополучных шведов!

Владимир долго не мог прийти в себя! В ту ночь было не до сна, а под утро… – к утру он уже располагал почти полным текстом рукописи. Она, как отмечалось в ней, была сделана по памяти, в самом конце позапрошлого века.

Изучением рукописи Мякинин решил заняться, не откладывая…

Как находят клады

Историческая реконструкция событий

Начало же этой загадочной и таинственной истории теряется где-то, в глубине веков, до сих пор вызывая споры историков, да и просто людей неравнодушных. Каковы были мотивы поступков людей, ставших её персонажами, – кто знает, кто теперь скажет и кто им судья?!

Да и начавшись однажды, закончится ли она когда-нибудь, эта история, постепенно обрастая новыми фактами и вовлекая в своё русло всё новые и новые действующие лица?! – И, тем не менее, начиналась она так…

Раннее июльское утро 1703 года… Туман, ещё не успевший растаять под лучами едва выглянувшего солнца, как бы нехотя сползал с башни Выборгского замка, с его седых стен, с каменных домов города, обещая долгий жаркий день. Город просыпался.

Однако, Крониорт уже давно был на ногах. Ему, Абрахаму Крониорту, – 69-летнему генералу-майору армии Шведского королевства – этим утром предстояло выступить со своим отрядом в сторону Санкт-Петербургской крепости.

Сам Карл, – лично! – отдал генералу приказ, невыполнение которого грозило, – и это Крониорту было ясно, как день! – неминуемой отставкой. Приказ был категоричен: выбить, наконец, этих наглых московитов, этого долговязого Питера с территории Королевства, разрушить только что возведённую ими крепость в устье Невы и обеспечить надлежащую охрану исконных шведских земель.

Для осуществления этого замысла под командование генерала поступал уже сформированный отряд в 4000 человек при 13-и орудиях. Цель экспедиции была доведена до всех чинов, включая нижние, и ясна и понятна каждому: дерзким, стремительным ударом смести ненавистных московитов! Поселение же и крепость, за неимением достаточных сил для их удержания, подвергнуть полному уничтожению.

И то правда! – Настала же, наконец, пора урезонить этого Питера; мало Нарвы ему показалось, так здесь добавим, – выкинем нахалов с наших исконных земель! Ну а полковая казна весом в двести фунтов – более чем 1600 золотых гульденов и крон, обещанных в награду победителям, – весьма способствовала замыслу.

Отряд вышел не таясь, можно даже сказать, беспечно. Да и чего, собственно, опасаться: неширокая дорога вдоль береговой линии, с одной стороны залив с топкими берегами, а с другой – одни озёра да болота. Московиты сюда не забираются – и носа не кажут. Если и ждать их, то много южнее, за рекой Сестрой…

Растянувшись на добрые три версты, колонна ползла по неширокой приморской дороге, повторяя её изгибы, подобно огромной синей змее. Уже довольно яркое солнце, наступающий зной летнего дня, колдобины, частенько попадавшиеся на пути… – всё это не слишком-то способствовало скорости её продвижения.

Громыхали на выбоинах орудия, подпрыгивали на кочках, словно лягушки, зарядные фуры… среди которых был и тот ящик, окованный железом, – с полковой казной.

Несколько раз приходилось останавливаться: то поваленное ураганом дерево, то ложная тревога, вызванная каким-то шорохом в болотистом лесу, деревья которого подступали к самой дороге… – однако, 7 июля, вечером, отряд без особых приключений добрался до излучины реки Сестры.

Здесь река, выгибаясь длинной петлёй к югу, снова затем поворачивала на север, чтобы вскоре сбросить свои воды в Финский залив. К тому же, здесь был мост, по которому и наметили переправу.

Генерал обстоятельно и неторопливо осмотрел занятый плацдарм. Вдоль прибрежной полосы реки тянулась гряда сплошных камней, – слизкие вершины валунов, через которые перекатывались пенистые волны Сестры, создавали серьёзное препятствие для переправы. Да, переправляться можно было только по мосту.

С более возвышенной северной стороны берег был угрюм и неприветлив. Вековые деревья с подмытыми и обнажёнными корнями кое-где склонились над водой так низко, что, казалось, им и осталось-то всего лишь выбрать удобный момент для падения. Краснотальник вперемешку с зарослями ольхи и молодого березняка застилал весь нижний ярус леса, образуя почти непроходимые заросли.

Лесистая в низменной, болотистой восточной части, местность чуть возвышалась к западу, где леса почти не было. Несколько хижин финских земледельцев да три-четыре узенькие полоски пахоты, ютившиеся на этой стороне её, возвещали о том, что сии неприветливые места, близ Систербэка были давно обжиты и не чужды сохи землепашца.

Правда, рухнувшие в реку замшелые стволы деревьев и создавали поначалу гнетущее ощущение запустелости и даже какой-то дикости. Наступила ночь; переправу решили начать ранним утром.

Близился рассвет. Над речной долиной по-прежнему висела гнетущая тишина. Опытный солдат и политик (и второй более, чем первый), Крониорт, после тяжёлого раздумья, отдал команду начать переправу по мосту.

Первыми на южный берег Сестры ступили королевские егеря в синих мундирах и тут же, рассыпавшись, залегли в кустах, заняв полукруговую оборону. Затем настала очередь гренадеров и кавалерийского корпуса.

Полевая артиллерия, оставаясь на более возвышенном северном берегу до конечного момента, должна была прикрывать переправу. Последним ждали подход генерала со своим окружением и личной охраной, размещавшимися в целях безопасности немного западнее.

Нет, не знали солдаты его королевского величества, что многим из них уже никогда не придётся воротиться в родной дом: одним суждено будет сгинуть здесь, в этой речной долине, другим же… – Но это будет потом. А сейчас…

Артиллеристы выкатили ближе к мосту одно за другим все орудия и, как и подобает, заняли второй эшелон обороны, после егерей. Шведы, уже не таясь, начали потихоньку разбредаться в ожидании переправы, разминая лошадей, как вдруг…

В это же самое утро Пётр, упреждённый лазутчиками, – сам, лично! – уже подводил свои полки: Преображенский, Семёновский гвардейские пехотные (они, правда, сильно отстали) и четыре драгунских, – к той же самой излучине реки, но с юга…

И вот, они встретились, шведы и русские… – «синие» и «зелёные»! Не дожидаясь отставшей пехоты, русские драгуны понеслись прямо к мосту, сминая засевших в кустах егерей! Ничто не могло остановить натиск лихих всадников, – ни свист ядер, ни визг картечи! – и только ржание осатаневших коней вливалось в грозный рёв боя!

Расстроенные, было, ряды егерей и артиллеристов мало-помалу овладели ситуацией, – сказалась многолетняя боевая выучка: Нарва, Ревель… – и ответные залпы шведов, вначале одиночные и хаотичные, стали более организованны и метки.

Трое канониров, составлявших расчёт одного из орудий, уже установили свою трёхфунтовую пушку, и седоусый артиллерист, неистово стуча кресалом по кремню, вновь начал разжигать затухший фитиль.

Ветер относил искры в сторону, и солдаты, отойдя за толстый ствол старого дерева, попытались прикрыть своего товарища плащами. И, честное слово! – вовремя они отошли! – «Р-р-рач!» – и всю батарею накрыло волной драгунской атаки!

О переправе на южный берег реки уже с самого начала не было никакой речи, а теперь и северная сторона, с прорывом на неё русских драгун, стала смертельно опасной. И не удивительно, что в этой суматохе никто даже и не вспомнил о сундуке с золотом, предназначенным для награды победителей. Да! – О золоте, конечно же, никому не пришло в голову позаботиться: заботились о собственных головах!

«Мерзавцы!» – Крониорту стоило больших трудов удержаться от рукоприкладства. Он еле стоял на ногах, увлекаемый вышедшей из повиновения толпой. Не успев оправиться от первого потрясения, он вдруг побледнел, – в поле его зрения попала никем не охраняемая повозка, на которой находился заветный сундук с золотой казной!

Вот когда ему пришлось пожалеть о чести, оказанной Королевским советом! Теперь ко всем злоключениям прибавилась ещё и эта обуза! Кликнув адъютанта, неотступно следовавшего за своим генералом даже в этой кутерьме, Крониорт всего лишь указал ему на злополучную повозку и процедил сквозь зубы: – Золото!.. Но, ободрённый безупречной даже в таких лихих обстоятельствах выправкой своего верного помощника, немного успокоившись, добавил:

– Выбери двоих верных людей, возьми лошадь, мушкеты… ружья по усмотрению и прикажи переправить золото через реку ниже по течению, к морю, чтоб закопали и приметили место. – Всё! Давай-давай, сынок, не теряй времени!

И генерал, подбодрив своего адъютанта довольно ощутимым ударом в плечо, направился к жалкой горстке оставшихся в строю канониров, которым предстояло снова прикрывать своих, теперь уже отступающих, товарищей.

С трудом отыскав лошадь и отдав её на попечение одного из отобранных им для предприятия солдат, огромного роста фузелёра шестой роты, адъютант с другим, – канониром-комендором батареи, вероятно последним из тех, кто, израсходовав запас ядер, покинул уже ненужные орудия, – направился к повозке с полковой казной.

Тем временем русские, сцепившись со шведами в единую сине-зелёную лавину, хлынувшую на открытое пространство, продолжали бой.

Вскоре, однако, сумев разъединиться с русскими, обезумевшая синяя волна шведов кинулась в надежде на спасение к ближнему лесу, где и полегла почти вся под ударами сабель русских драгун, не пожелавших обременять себя взятием пленных. Чуть позже генерал Крониорт, потеряв в этом страшном бою почти весь отряд, спешно отступил с его остатками к Выборгу.

Эклунд и Бекман не без труда отыскали скрытую за кряжистым дубом повозку со злополучным сундуком – по объёму он был не таким уж и большим, но, вот, по весу! – и открыли его, сломав замок тесаком, валявшимся тут же, в повозке…

Вот так начиналась эта история. Однако, наш проект о том, как находят клады, продолжается. Что же будет дальше с Эклундом и Бекманом, об этом мы узнаем в последующих статьях. Ну а более полное описание событий можно отыскать вот здесь:

https://ridero.ru/books/tainy_peterburgskikh_predmestii_zoloto_kroniorta/

https://ridero.ru/books/mysteries_of_the_st_petersburg_suburbs_kroniorts_gold/

До скорой встречи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *